ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 84

Я (как-то), – говорил он, – труппу
комедиантов купил, заставил их разыгрывать мне
ателланы и приказал начальнику хора петь
по-латыни.

Ы V. При этих словах Г айя

мальчишка-фокусник свалился (с лестницы
прямо) на Трималхиона. Поднялся громкий
вопль: орали и вся челядь, и гости. Не потому,
чтобы обеспокоились участью этого паршивого
человека. Каждый из нас был бы очень рад, если
б он сломал себе шею, но все перепугались – не
закончилось бы наше веселье несчастием, и не
пришлось бы нам оплакивать чужого мертвеца.
Между тем Трималхион, испуская тяжелые стоны,
беспомощно склонился на руки, словно и впрямь
его серьезно ранили. Со всех сторон к нему
бросились врачи, а впереди всех Фортуната,
распустив волосы, с кубком в руке и причитая,
что несчастнее и жалчее ее нет на земле
женщины. Нанесший же рану мальчишка
припадал к ногам то одного, то другого из нас,
умоляя о пощаде. Мне было не по себе, так как я
подозревал, что под этим несчастным случаем
крылся какой-нибудь дурацкий сюрприз. У меня
из головы не испарилась история с поваром и
невыпотрошенной свиньей. Поэтому я принялся
внимательно осматривать стены триклиния,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector