ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 88

издевался надо всем, то соотпущенник
Трималхиона, тот самый, что возлежал выше
меня, обозлился и заговорил:

– Чего смеешься, овца? Не нравится, видно,
тебе роскошь нашего хозяина? Видно, ты привык
жить богаче и пировать слаще? Да поможет мне
Ту те л а этого дома! Если бы я возлежал рядом с
ним, уж я бы заткнул ему блеялку. Хорош фрукт –
еще смеет издеваться над другими! Ах ты,
кикимора, без домовник, собственной мочи не
стоящий! Одним словом, если я его кругом обо…
он не будет знать, куда ему деваться. Право, меня
не легко рассердить, но в мягком мясе черви
завоцятся. Смеется! Есть чему смеяться!
Подумаешь, его отец не родил, а купил во чреве
матери на вес серебра. Ты – римский всадник?
Ну, так я – царский сын. (Ты, пожалуй,
спросишь:)

Почему же ты стал рабом? – Потому что сам
добровольно закрепостился, предпочитая со
временем быть римским гражданином, чем
вечным данником. А теперь я так живу, что никто
меня не засмеет. Человеком стал, как все люди. С
открытой головой хожу. Никому медного асса не
должен; под судом никогда не бывал. Никто мне
на форуме не скажет: Отдай, что должен!
Землицы купил и деньжат накопил, двадцать ртов

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector