ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 92

не учитель! Мы (другому) учились. Наш учитель
говорил бывало: Все у вас в порядке? Марш по
домам; да смотрите, по сторонам не глазейте!
Смотрите, старших не осуждайте. А теперь –
чепуха одна! Никто гроша не стоит! Я, каким ты
меня видишь, всегда буду богов благодарить за
свою науку.

ЫХ. (Только что) Аскилт собрался возразить
на эти нападки, как Трималхион, восхищенный
красноречием своего соотпущенника, сказал:

– Бросьте вы ссориться; лучше по хорошему; а
ты, Гермерот, извини юношу: у него молодая
кровь кипит. Ты же должен быть благоразумнее.
В таких делах побеждает уступивший. Ведь и ты
(небось), когда был молоденьким петушком –
ко-ко-ко! – не мог удержать сердца. Лучше будет,
если мы все снова развеселимся, да гомеристами
позабавимся.

В это время, звонко ударяя копьями о щиты,
вошла одна партия. Трималхион взгромоздился
на подушки и, пока гомеристы произносили, по
своему наглому обыкновению, греческие стихи,
он нараспев читал латинский текст.

– А вы знаете, что они изображают? – спросил
он, когда наступило молчание.

– Жили были два брата – Диомед и Ганимед –
с сестрою Еленой. Агамемнон похитил ее и

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector