ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 95

это же время из рук в руки передавали портрет
Трималхиона, очень похожий; все его целовали, и
мы не посмели отказаться.

ЬХ1. После взаимных пожеланий доброго
здоровья и хорошего расположения, Трималхион
посмотрел на Никерота и сказал:

– Ты обыкновенно бывал в более веселом
настроении на пиру; не знаю, почему ты сегодня
сидишь и не пикнешь? Прошу тебя, сделай мне
удовольствие, расскажи, что с тобой
приключилось?

– Пусть минует меня всякая удача, – отвечал
тронутый любезностью друга Никерот, – если я
не ежеминутно радуюсь, видя тебя в добром
расположении. Поэтому пусть будет весело, хоть
я и побаиваюсь этих ученых мужей: еще засмеют.
Впрочем, все равно – расскажу; пусть хохочут:
меня от смеха не убудет. Да к тому же лучше
заставить смеяться, чем быть высмеянным.

Эти изрекши слова, он рассказал
следующее:

– Когда я был еще рабом, жили мы в узком,
маленьком переулочке. Теперь это дом Гавиллы:
там, по попущению богов, влюбился я в жену
трактирщика Терентия; вы, наверное, знаете ее.
Мелисса Тарентинка! Прелестнейшая пышка! Но
я, ей богу, любил ее не из похоти, не для эабавы –

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector