ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 98

историю, (невероятную), как осел на крыше. Был
я тогда эфебом, – ибо уж с детских лет жил в свое
удовольствие. И вот умирает любимчик нашего
хозяина, мальчик прелестный по всем статьям,
сущая жемчужина, ей богу. В то время, как
мать-бедняжка оплакивала его, – а все мы сидели
вокруг тела в глубокой печали, – вдруг закричали
ведьмы, словно собаки зайца рвут. Был среди нас
каппадокиец, мужчина основательный, силач и
храбрец, который мог бы разъяренного быка
поднять. Он, вынув меч и обмотав руку плащом,
смело выбежал за двери и пронзил насквозь
женщину приблизительно в этом месте, – да
будет здорово, где я трогаю. Мы слышали стоны,
но – врать не хочу – ее самой не видали.

Наш простофиля, вернувшись, бросился на
кровать, и все тело у него было покрыто
подтеками, словно его ремнями били – так
отделала его нечистая сила. Мы, заперев двери,
вернулись к нашей печальной обязанности, но,
когда мать обняла тело сына, она нашла только
соломенное чучело: ни внутренностей, ни сердца

– ничего! Конечно, ведьмы утащили тело
мальчика и взамен подсунули соломенного
фофана. Уверяю вас, надо верить в ведьм, в
ночных женщин, которые все вверх дном ставят.
А долговязый навсегда после этого потерял

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector