ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 101

сносил это издевательство. Потом приказал
налить вина в большую чашу и дать выпить
сидевшим в ногах рабам, прибавив при этом:

– Ежели кто пить не станет, вылей ему на
голову. Делу время, но и потехе час.

ЬХУ. За этим проявлением человеколюбия
последовали такие лакомства, что – верьте, не
верьте – мне и теперь, при воспоминании, дурно
делается. Ибо вместо дроздов нас обносили
жирной пулярдой и гусиными яйцами в гарнире,
при чем Трималхион важным тоном просил нас
есть, говоря, что из кур вынуты все кости.

Вдруг в двери триклиния постучал ликтор, и
вошел в белой одежде, в сопровождении большой
свиты, новый сотрапезник. Пораженный его
величием, я вообразил, что пришел претор, и
потому хотел было вскочить с ложа и спустить на
землю босые ноги. Но Агамемнон посмеялся над
моей почтительностью и сказал:

– Сиди, глупый ты человек. Это Габинна,
севир и в то же время каменщик. Говорят,
превосходно делает надгробные памятники.

Успокоенный этим объяснением, я снова
возлег и с большим интересом стал рассматривать
вошедшего Габинну. Он же, изрядно выпивший,
опирался на плечи своей жены: на голове его
красовалось несколько венков; духи с них

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector