ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 105

доставить весы и обнести вокруг стола для
проверки веса.

Сцинтилла оказалась не лучше: она сняла с
шеи золотую ладанку, которую она называла
Счастьем; затем вытащила из ушей серьги и, в
свою очередь, показала Фортунате.

– Благодаря доброте моего господина, –
говорила она, – ни у кого лучших нет.

– Постой, – сказал Габинна, – а сколько ты
меня терзала, чтобы я купил тебе эти стеклянные
балаболки? Если бы у меня была ладочка, я бы ей
уши отрезал. Не будь женщин, все было, бы
дешевле грязи. А теперь – мочись теплым, а пей
холодное.

Между тем женщины чему-то тихонько
хихикали, обмениваясь пьяными поцелуями: одна
хвасталась хозяйственностью и домовитостью, а
другая жаловалась на проказы и беспечность
мужа. Но пока они обнимались, тайком
подкравшийся Г абинна вдруг обхватил ноги
Фортунаты и поднял их на ложе.

– Ай, ай! – завизжала она, видя, что туника ее
задралась выше колен.

И, бросившись в объятия Сцинтиллы, она
закрыла платочком лицо, разгоревшееся от стыда.

ЬХУШ. Когда спокойствие восстановилось,
Трималхион приказал вторично накрыть на стол.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector