ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 108

пуще; то, вооружившись выдолбленными
тростинками, передразнивал музыкантов, то,
завернувшись в лацерну, с бичом в руке
изображал сцены из быта погонщиков мулов;
наконец Габинна подозвал его к себе, поцеловал
и, протянув ему кубок, присовокупил:

– Все лучше и лучше, Масса. Подарю я тебе
башмаки.

Никогда бы, кажется, не кончилось это
мучение, если бы не подали новой еды –
дроздов-пшеничников, начиненных орехами и
изюмом. За ними последовали сидонские яблоки,
утыканные иглами, наподобие ежей. Все это было
еще переносимо. Но вот притащили блюдо столь
чудовищное, что, казалось, лучше с голоду
помереть, (чем к нему прикоснуться). По виду –
это был жирный гусь, окруженный всевозможной
рыбой и птицей.

– Все, что вы здесь видите, – сказал
Трималхион, – из одного теста сделано.

Я, догадливейший из людей, сразу сообразил,
в чем дело:

– Буду очень удивлен, – сказал я,
наклонившись к Агамемнону, – если все это не
сработано из навоза или глины. В Риме, на
сатурналиях, мне случалось видеть такие подобия
кушаний.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector