ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 113

также, а главное – побольше винных амфор,
хорошо запечатанных, чтобы вино не вытекало.
Конечно, изобрази и урну разбитую, и отрока, над
ней рыдающего. В середине – часы, так чтобы
каждый, кто пожелает узнать, который час,
волей-неволей прочел мое имя. Что касается
надписи, то вот прослушай внимательно и скажи,
достаточно ли она хороша, по твоему мнению:

ЗДЕСЬ ПОКОИТСЯ Г. ПОМПЕЙ
ТРИМАЛХИОН МЕЦЕНАТИАН. ЕМУ ЗАОЧНО
БЫЛ ПРИСУЖДЕН ПОЧЕТНЫЙ СЕВИР АТ. ОН
МОГ БЫ УКРАСИТЬ СОБОЙ ЛЮБУЮ
ДЕКУРИЮ РИМА, НО НЕ ПОЖЕЛАЛ.

БЛАГОЧЕСТИВЫЙ, МУДРЫЙ, ВЕРНЫЙ, ОН
ВЫШЕЛ ИЗ МАЛЕНЬКИХ ЛЮДЕЙ, ОСТАВИЛ
ТРИДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ СЕСТЕРЦИЙ И
НИКОГДА НЕ СЛУШАЛ НИ ОДНОГО
ФИЛОСОФА. БУДЬ ЗДРАВ. И ТЫ ТАКЖЕ.

ЬХХП. Окончив чтение, Трималхион заплакал
в три ручья: плакала Фортуната, плакал Габинна,
а затем и вся челядь наполнила триклиний
рыданиями, словно ее уже позвали на похороны
(возлюбленного господина). Наконец, даже и я
готов был расплакаться, как вдруг Трималхион
сказал:

– Итак, если мы знаем, что обречены на

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector