ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 119

благоденствия, плюнь мне в лицо, если я что
недолжное сделал. Я поцеловал славного
мальчика не за красоту его, а потому что он
усерден: десятичный счет знает, читает свободно,
не по складам, сделал себе на суточные деньги
фракийский наряд и за свой счет купил кресло и
пару горшечков. Разве не стоит он моей ласки? А
Фортуната не позволяет. Что тебе тут
представилось, гордячка? Советую тебе
переварить это, коршун, и не вводить меня в
сердце, милочка; а то отведаешь моего норова.
Известно: что я решил, то гвоздем прибито. Но
вспомним лучше о жизненных удовольствиях.
Веселитесь, прошу вас, друзья; ибо я таким же,
как вы, был, да вот благодаря уму своему до всего
дошел. Смекалка делает человеком – все
остальное ничего не стоит. Хорошо купишь,
хорошо продашь. Пусть другой вам другое
скажет. Я лопаюсь от счастья. А ты, храпоидол,
все еще плачешь? Погоди еще, о судьбе своей
поплачешь. Да, как я вам уже говорил, своему
благоразумию обязан я богатством.

Из Азии приехал я, не больше вон этого
подсвечника, даже каждый день по нему свой
рост мерил; чтоб борода скорее росла, верхнюю
губу ламповым маслом смазывал. Четырнадцать
лет по-женски был любезным моему хозяину;

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector