ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 128

стольких дерзновенных поступков, жалким,
одиноким изгнанником валяться в трактире
греческого городка? И кто же, кто обрек меня
этому одиночеству? Молодой человек, погрязший
во всяческом сладострастии, по собственному
признанию достойный ссылки! Разврат
освободил его, разврат дал ему права
гражданства. Зад его разыгрывался в кости. Он,
кого, заведомо зная, что он мужчина, уводили с
собой, как девочку. А другой? о, боги! он вместо
мужской тоги надел столу; мать убедила его не
быть мужчиной: в смирительном доме он вел
себя, как женщина; он, после ласки моей, позабыл
старую дружбу – и, о стыд! словно блудница, все
продал за единую ночь. И теперь влюбленные
лежат, обнявшись, по целым ночам; вероятно,
когда утомятся взаимными ласками, издеваются
надо мной, одиноким; но даром им это не
пройдет!
Я принесу их в жертву своей обиде, или
не буду мужем и свободным человеком!

ЬХХХП. Тут я препоясался мечом и, дабы не
испарился из слабого тела моего воинственный
пыл, подкрепился пищей плотнее обыкновенного.
Выбежав на улицу, я как сумасшедший заметался
по портикам. Но, пока я с искаженным лицом
мечтал об убийстве и крови и дрожащей рукою то
и дело хватался за рукоятку меча-мстителя,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector