ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 153

Пока я убеждал уже начинавшего верить
Эвмолпа, Гитон, не будучи в состоянии дольше
сдерживаться, трижды под ряд чихнул так, что,
кровать затряслась. Эвмолп, оглянувшись на шум,
пожелал Гитону долго здравствовать. Подняв
матрас, он увидел нашего Улисса, которого и
голодный Циклоп пощадил бы.

– Это что такое, разбойник? – спросил он.
Пойманный с поличным, ты еще смеешь врать?
Ведь если бы некий бог, указующий пути
человеческие, не вырвал у висящего мальчика
указания, я бы сейчас метался по всем трактирам,
ища его.

[Но] Гитон, куда более ласковый, чем я,
первым долгом приложил к его рассеченному лбу
намасленной паутины; затем прикрыл его
изодранное платье своим плащом, обнял его и,
когда тот размяк, стал ублажать его поцелуями.

– Под твое, дорогой отец, – говорил он, – под
твое покровительство мы отдаем себя. Если ты
любишь твоего Гитона, спаси его. Пусть сожжет
меня злой огонь! Пусть бурное море поглотит
меня!
Я причина, я источник всех злодеяний!
Погибну я, и враги помирятся.

[Растроганный и горем Энколпия, и горем
Гитона, вспомнив ласки последнего, Эвмолп
сказал:

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector