ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 157

– Затем ли ты заставил нас выбрать самое
укромное место на палубе, чтобы не давать нам
покоя? Прибавится тебя, что ли, если я скажу, что
хозяин корабля – Лих, тарентинец, и везет он в
Тарент некую Трифэну?

С1. Я затрепетал, как громом пораженный, и,
обнажив себе шею, воскликнул:

style=”font-size:13.5pt”>- Ну, теперь, судьба, ты окончательно добила
меня.

А Гитон, лежавший у меня на груди, даже
потерял сознание. Но лишь только, сильно
пропотев, мы пришли в себя, я обнял колени
Эвмолпа и сказал:

– Сжалься над погибающими. Протяни нам
руку помощи ради общности твоих и моих
желаний. Смерть уже около нас и, если ты не
спасешь нас, она будет нашим спасением.

Огорошенный (рассказом о нашей) вражде (с
Лихом), Эвмолп стал клясться богами и
богинями, что не имеет ни малейшего понятия о
случившемся и что советом своим он вовсе не
хотел ввести нас в какой-либо коварный обман.
(Он утверждал), что без всякой задней мысли и,
напротив, с самой чистой совестью поместил нас
в качестве своих спутников на это судно, которое,
еще перед тем, наметил для своего путешествия.

– Где же, – говорит, – тут опасность? И что

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector