ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 174

Между тем Эвмолп стал говорить, что он не
потерпит, чтобы кто-нибудь, вопреки законам
божеским и человеческим, позорил людей
свободных, и наконец принялся

противодействовать угрозам наших палачей не
только словом, но и делом. На помощь к нашему
защитнику бросились его слуга и еще
один-другой пассажир; но последние были очень
слабы и служили более поощрением к борьбе, чем
действительной подмогой.
Я уже ни о чем для
себя не просил, но, указывая руками прямо на
Трифэну, во все горло кричал, что, если эта
непотребная женщина, единственная на всем
корабле достойная порки, не отстанет от Гитона,
то я сумею воспользоваться своей силой.
Смелость моя еще более рассердила Лиха. Он
вдруг вспыхнул и начал негодовать на то, что я,
оставив свое собственное дело, наговорил так
много, защищая другого. Не менее его
разъярилась и Трифэна, возмущенная моими
оскорбительными словами, и это послужило
поводом к тому, чтобы весь экипаж нашего
корабля разбился на две враждебные партии. С
одной стороны – слуга-цырюльник и сам
вооружился, и нас наделил своими
инструментами; с другой – челядь Трифэны
готовилась выступить на нас с голыми руками. И

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector