ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 175

само собою разумеется, дело наше не обошлось
без громких криков служанок. Один только
кормчий заявил, что, если не прекратится
неистовство, возникшее из-за сладострастия
каких-то прохвостов, он тотчас же перестанет
управлять кораблем. Несмотря на это, все-таки
продолжалась самая отчаянная свалка: они

дрались ради мести, мы – ради спасения жизни. С
той и другой стороны многие свалились уже
замертво, многие отступили, точно с поля
сражения, покрытые кровью и ранами. И, однако,
ярости от этого ни в ком не убавилось. Тут
отважный Г итон поднес к своему члену
смертоносную бритву, угрожая отрезать эту
причину стольких злоключений; но Трифэна,
нисколько не скрывая, что все ему простила,
воспрепятствовала столь великому злодеянию. Я,
со своей стороны, тоже не один раз приставлял к
своей шее бритвенный нож, но намерение мое
зарезаться было не серьезнее, чем угрозы Гитона.
Только он еще смелее разыгрывал трагедию, зная,
что в руках у него та самая бритва которой он
уже попробовал однажды перехватить себе горло.
Обе стороны все еще стояли друг против друга, и
было очевидно, что бой опять разгорится с новой
силой; но тут с большим трудом кормчему
удалось убедить Трифэну, чтобы она, взяв на себя

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector