ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 193

какой-нибудь прохожий, из простого
человеколюбия, набросает на тела наши камней,
или же, в крайнем случае яростные волны замоют
их незаметно песком.

Я даю связать себя последними узами и лежа,
как на смертном одре, ожидаю кончины, которая
уже не страшит меня… Буря между тем
заканчивала то, что ей было предписано роком, и
бросилась уничтожать все остатки нашего
корабля. На нем не было теперь ни мачт, ни руля,
ни канатов, ни весел. Подобно неотесанному
бесформенному обрубку носился он по воле волн.
Появились уже и рыбаки, приплывшие на своих
маленьких лодках в надежде на грабеж и добычу.
Но, заметив на палубе людей, готовых защищать
свое имущество, сменили грабеж на помощь.

СХУ. (Вдруг) мы услыхали странные звуки,
которые раз давались из-под каюты кормчего:
точно дикий зверь рычал, желая вырваться на
свободу. Пойдя на звук, мы наткнулись на
Эвмолпа: он сидел и на огромном пергаменте
выписывал какие-то стихи. Пораженные тем, что
Эвмолп даже на краю гибели находит возможным
заниматься своими поэмами, мы, несмотря на его
крики, выволокли его наружу и велели
образумиться. А он, рассердившись, что ему
помешали, кричал:

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector