ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 201

Распределив таким образом (свои роли), мы
помолились богам, чтобы все хорошо и удачно
кончилось, и отправились дальше. Но и Гитон не
мог долго выносить непривычной нагрузки, и
наемный слуга, Коракс, позор своего звания, тоже
частенько ставил багаж свой на землю и ругался
при этом, почему мы так спешим, утверждая, что
он или бросит где-нибудь свою ношу, или убежит
от нас вместе с нею.

– Что вы, – говорит, – считаете меня за
вьючное животное, что ли, или за транспортное
судно? Я отдал внаймы человеческую силу, а не
лошадиную. Я такой же свободный человек, как и
вы, хотя отец и оставил меня бедняком.

Не довольствуясь бранью, он то и дело
поднимал кверху ногу и наполнял дорогу
непристойными звуками и отвратительным
запахом. Гитон смеялся над его строптивостью и
всякий раз голосом передразнивал эти звуки.

СХУШ. Но и тут поэт вернулся к своему
творчеству.

– Очень многих, молодые люди, – начал
Эвмолп, – стихи вводят в заблуждение: удалось
человеку втиснуть несколько слов в стопы или
вложить в период сколько-нибудь тонкий смысл
он уж и воображает, что взобрался на Геликон.
Так, например, после общественных дел люди

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector