ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 204

Едет к нам тигр и шагает по клетке своей золоченой,
Завтра при кликах толпы он кровью людекою упьется.
Горе мне! Стыдно вещать про позор обреченного града!
[20] Вот, по обычаю персов, еще недозрелых годами
Мальчиков режут ножом и тело насильно меняют
Для сладострастных забав, чтоб на зло годам

торопливым

Истинный возраст их скрыть искусственной этой

задержкой.

Ищет природа себя, но не в силах найти, и эфебы
[25] Нравятся всем изощренной походкою мягкого тела,
Нравятся кудри до плеч и одежд небывалые виды, –
Все, чем прельщают мужчин. Привезенный из Африки

ставят

Стол из лимонного древа, что краской рябин неудачно
С золотом спорит; рабы уберут его пурпуром пышным.
[30] Чтоб восхищал он умы. Вкруг этих заморских деревьев.
Всеми напрасно ценимых, сбираются пьяные толпы.
Жаден бродяга-солдат, развращенный войной,

ненасытен:

Выдумки – радость обжор; и клювыш из волны

сицилийской

Прямо живьем подается к столу: уловляют в Лукринс,
[35] И продают для пиров особого вида улиток,

Чтоб возбуждать аппетит утомленный. По берегу Фаса,
Верно, уж птиц не осталось: одни на немом побережьи
Средь опустевшей листвы ветерки свою песнь

распевают.

То же безумство на Марсовом поле подкуплены златом.
[40] Граждане там голоса подают ради мзды и наживы,

О, продажный народ и продажные сонмы сената!

Плебс рукоплещет за деньги; исчезла свободная доблесть

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector