ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 209

В Альпах, поднявшихся в воздух, где, срушены

греческим богом,

[145] Скалы спускаются вниз и проход открывают для

смертных.

Место есть, где алтари Геракла стоят, где седые,

Вечной зимой убеленные, к звездам стремятся вершины,
Будто бы небо свалилось на горы. Ни солнце лучами
Вида не в силах смягчить, ни теплые вешние ветры:

[150] Все там оковано льдом и посыпано инеем зимним.
Может вершина весь мир удержать на плечах своих

грозных.

Цезарь могучий, тот кряж попирая с веселою ратью,

Это место избрал и стал на скале высочайшей.

Взглядом широким окинул кругом Гесперийское поле.
[155] Обе руки простирая к небесным светилам,

воскликнул:

О самодержец Зевес, и вы, о Сатурновы земли,

Вы, что так рады бывали победам моим и триумфам,

Вы мне свидетели в том, что я Марса зову не охотой
И не охотой подъемлю я меч, но обидой задетый.

[160] В час, когда кровью врагов обагряю я рейнские воды,
В час, когда галлам, опять покусившимся на Капитолий,
Альпами путь преградил, меня изгоняют из Рима.

Кровь германцев-врагов, шестьдесят достославных

сражений

Ног чем опасен я стал! Но кого же страшит моя слава?
[165] Кто это бредит войной? Бесстыдно подкупленный

златом

Сброд недостойных наймитов и пасынков нашего Рима.
Но ожидает их кара. И так безнаказанно вряд ли
Руки свяжут мне трусы. Так в путь же, победные рати!

В путь, мои спутники верные! Тяжбу решите железом.
[170] Всех нас одно преступленье зовет и одно наказанье

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector