ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 212

Третьи к скорбной груди возлюбленных жен прижимают
[230] И престарелых отцов. Заботам чуждая юность
Только то и берет с собой, за что больше боится.

Глупый увозит весь дом, и прямо врагу на добычу.

Так же бывает, когда разбушуется ветер восточный
И будоражит взметенные волны. Ни снасти матросам
[235] Не помогают, ни руль. Тот мачты сосновые вяжет,

Этот стремится судно направить в спокойную гавань,
Третий на всех парусах убегает, доверясь Фортуне…
Бросим же мелких людей! Вот консулы, с ними Великий,
Ужас морей, проложивший пути к побережьям Гидаспа.
[240] Риф, о который разбились пираты, кому в

троекратной

Славе дивился Юпитер, кому с рассеченной пучиной
Понт поклонился и с ним раболепные волны Босфора –
Стыд и позор! Он бежит, оставив величие власти.

Видит впервые Судьба легкокрылая спину Помпея.

СХХ1У.

[245] Этот разгром, наконец, даже самых богов поражает.
Страх небожителей к бегству толкает. И вот отовсюду
Сонмы божеств всеблагих, гнушаясь землей озверевшей,
Прочь убегают, лицо отвернув от людей обреченных.
Мир, пред другими летя, белоснежными машет руками,
[250] Шлемом покрыв побежденную голову и покидая
Землю, пугливо бежит в беспощадные области Дия.

С ним же, потупившись, Верность уходит, затем

Справедливость,
Косы свои растрепав, и Согласье в истерзанной палле.

В это же время оттуда, где царство Эреба разверзлось,
[255] Вынырнул сонм ратоборцев Плутона: Эринния злая,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector