ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 218

которые любят целовать рубцы от плетей; я же,
хоть и рабыня, а никогда не сижу дальше
всаднических мест.

Я не мог не подивиться при виде такого
несоответствия страстей и отнес к числу чудес то,
что у служанки была гордость матроны, а у
матроны низкий вкус служанки.

Мы довольно долго вели этот шутливый
разговор; наконец, я попросил рабыню привести
свою госпожу в платановую рощу. Девице этот
совет понравился и, подобрав повыше тунику, она
свернула в лавровую рощицу, примыкавшую к
аллее. Немного спустя она вновь показалась, ведя
с собой из этого укромного уголка свою госпожу.

И вот, она подвела ко мне женщину, которая
(по красоте своей) была совершеннее всякого
художественного произведения. Нет слов,
которыми можно было бы описать эту красоту:
что бы я ни сказал – все будет мало. Кудри
природными волнами заливали плечи; лоб ее был
очень мал, хотя она и зачесала волосы назад;
брови, сбегающие до самой линии щек, почти
сливались над переносицей; ярче, чем звезды в
безлунную ночь, сверкали очи; ноздри чуточку
изогнуты, а ротик подобен устам Дионы, какими
их мыслил Пракситель. Ее подбородок, шея и
руки, а также ноги, изящно охваченные золотой

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector