ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 221

если хочешь, в мои объятья. Здесь тебе незачем
бояться соглядатая: брат твой далеко отсюда.

Сказав это, Киркея обвила меня нежными, как
пух, руками и увлекла за собой на землю, одетую
в цветы и травы.

[1] Те же цветы расцвели, что древле взростила на Иде
Матерь земля в тот день, когда нескрываемой страстью
Зевс упивался и грудь преисполнил огнем вожделенья:
Выросли розы вкруг нас, фиалки и кипер нежнейший,

[5] Белые лилии нам улыбались с лужайки зеленой.

Так заманила земля Венеру на мягкие травы
И ослепительный день потворствовал тайнам любовным.

Растянувшись рядом на траве, мы
наслаждались тысячей поцелуев, стараясь вызвать
(этой игрой) более существенное вожделение. [Но
из-за слабости, которая охватила вдруг мои жилы,
мне не пришлось оправдать ожиданий Киркеи.

СХХУШ. Такая обида заставила ее
вспыхнуть].

– Что же это? Разве поцелуи мои так
противны? Или мужество твое ослабло от поста?
Или, быть может, я неряшлива, и подмышки мои
пахнут потом? А если ничего этого нет, то уж не
боишься ли ты Гитона?

Краска стыда залила мне лицо, и, если во мне
оставались еще какие-нибудь силы, я тут

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector