ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 222

окончательно их лишился и, как бы размякнув
всем телом, пробормотал:

– Царица моя, будь добра, не добивай
несчастного: я опоен отравою.

[Столь вздорное оправдание нисколько не
смягчило гнева Киркеи. Она с презрением
отвернулась от меня и с такими словами
обратилась к служанке]:

– Хрисида, скажи мне, но только правду:
неужели я неприлична? непричесана, что ли? или,
быть может, какой-нибудь природный недостаток
помрачает мою красоту? Только не обманывай
госпожу свою. Право, не знаю, в чем мы с тобой
провинились.

Затем, вырвав из рук молчавшей служанки
зеркало, она испытала перед ним все мины,
которые строят любящие во время нежных забав,
затем отряхнула платье, измявшееся на земле, и
поспешно вошла в [соседний] храм Венеры.

Я же, точно осужденный, точно перепуганный
каким-то ужасным видением, принялся
спрашивать себя в душе, не были ли услады,
которых я только что лишился, просто плодом
моего воображения.

[1] Ночь, навевая нам сон, нередко морочит виденьем
Взор ненадежный: и вот – разрытая почва являет
Золото нам, и рука стремится к покраже бесчестной,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector