ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 224

своей любви. Но, несмотря на то, что трудился я
чуть ли не до десятого пота, – все усилия мои в
этом направлении оставались тщетными.

Вскочив в сильном гневе с кровати, он
принялся обвинять меня в бессилии и
охлаждении к нему, говоря, что он давно уже
замечает и нисколько не сомневается в том, что я,
прежде чем сойтись с ним, трачу всю свою
нежность и силы где-нибудь в другом месте.

– О, нет, – говорю, – брат: любовь моя к тебе
всегда была одинаковой; только ее и былую
резвость мою теперь обуздывает рассудок].

– В таком случае – премного благодарен: ты,
значит, любишь меня на манер Сократа. Даже
Алкивиад никогда не вставал таким
незапятнанным с ложа своего наставника,
[насмешливо возразил мне Гитон.

СХХ1Х. Тогда я ему снова сказал]:

– Поверь мне, брат: я сам не считаю, не
чувствую себя мужчиной. Похоронена часть
моего тела, некогда уподоблявшая меня Ахиллу.

[Видя полное мое бессилие и] боясь, как бы
кто-нибудь, застав его наедине со мною, не
распустил по городу сплетен, мальчик мой от
меня убежал и скрылся во внутренней части дома.
[Не успел он уйти], как в комнате моей появилась
Хрисида и вручила мне от госпожи своей

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector