ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 229

госпоже, а приведя, впустила в
очаровательнейшее уединенное местечко, в
котором природа соединила, казалось, все, что
только может услаждать человеческие взоры].

[1] Здесь благородный платан, бросающий летние тени,
Лавры в уборе из ягод и трепетный строй кипарисов.
Их обступили, тряся вершиной подстриженной, сосны.
А между ними юлит ручеек непоседливой струйкой,

[5] Пенится и ворошит он камешки с жалобной песней.

Вот оно – место любви! Один соловей нам свидетель.
Да еще ласточка с ним, учтивая птица, порхая
Между фиалок и трав, заводит любовные шашни.

Киркея лежала развалившись, опираясь
беломраморной шеей на спинку золотого ложа, и
тихо помахивала веткой цветущего мирта. Увидев
меня и, должно быть, вспомнив про вчерашнее
оскорбление, она слегка покраснела. Затем, когда
она удалила всех и я, повинуясь ее приглашению,
сел подле нее на ложе, она приложила к глазам
моим ветку и, как бы отгородившись от меня
стенкой, сделалась несколько смелее.

– Ну что, паралитик? – сказала она. – Весь ли
ты нынче явился ко мне?

– Ты спрашиваешь, вместо того чтобы
убедиться самой?

Так ответил я и тут же всем телом устремился
к ней в объятия. Она не просила пощады, и я

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector