ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 238

смолы развалившуюся от времени деревянную
чашку, вбила в покрытую копотью стену на
прежнее место железный гвоздь, который перед
тем, снимая чашу, нечаянно выдернула. Потом
она опоясала себя четыреугольным фартуком и,
поставив к огню огромный горшок, сняла
рогаткой висевший на крюке узел, в котором
хранились служившие ей пищей бобы и
совершенно иссеченный, старый-престарый кусок
какой-то головы. Развязав шнурок, которым
затянут был узел, Энотея высыпала часть бобов
на стол и велела мне их хорошенько очистить.
Повинуясь ее приказанию, я первым долгом
принялся весьма тщательно отгребать в сторонку
те из зерен, на которых кожица была до
невозможности загрязнена. Но она, обвиняя меня
в медлительности, подхватила всю эту дрянь и
прямо зубами так проворно и ловко начала ее
обдирать, выплевывая шелуху на пол, что передо
мной точно мухи замелькали.

Я изумлялся изобретательности бедноты и
тому, какой ловкости можно достигнуть во
всяком искусстве.

[Жрица моя, повидимому, так основательно
преуспевала в этом качестве, что оно даже на
самых ничтожных вещах у нее проявлялось. А
про жилище ее уж и говорить нечего: оно было

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector