ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 242

всяческого одобрения, я немедленно рассказал ей
по порядку обо всем сражении, а чтобы она не
очень уж печалилась, за потерянного гуся
предложил ей заплатить. Но, увидев его, старуха
подняла такой невероятный крик, что свободно
можно было подумать, будто в комнату снова
забрались гуси.

Удивленный непонятностью своего
преступления, я растерялся и стал спрашивать,
почему она так горячится и почему жалеет гуся
больше, чем меня.

СХХХУП. На это она, всплеснув руками,
воскликнула:

– И ты, злодей, еще осмеливаешься
рассуждать?.. Ты даже не подозреваешь, какое
огромное преступление совершил: ведь ты убил
Приапова любимца, всем матронам
наиприятнейшего. Нет, не воображай, что
поступок твой ничего особенного собой не
представляет: если только узнает об нем

магистрат, быть тебе на кресте. Ты осквернил
кровью мое жилище, до сих пор незапятнанное, и
любому из недругов моих дал возможность
устранить меня от жречества.

[1] Кончила речь. Растрепав на дрожащей макушке седины,

Слезным дождем залилась и ногтями царапала щеки.

Грозно раздувшись, поток несется, шумя по долинам,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector