ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 243

В дни, когда снег отойдет и томный полуденный ветер
[5] С освобожденной земли безжалостно лед прогоняет.

Так и старухи лицо залилось многоводной пучиной,

И возмущенная грудь сотрясалась от громких рыданий].

– Пожалуйста, не кричи, – говорю я ей, – я
тебе за гуся страуса дам.

Энотея села на кровать и к вящшему моему
удивлению продолжала оплакивать несчастную
участь гуся, пока, наконец не пришла Проселена с
деньгами за жертвоприношение.

Увидев убитого и расспросив жрицу о
причине ее горя, она тоже принялась горько
рыдать и причитать надо мной, точно я отца
родного убил, а не общественного гуся.

Мне стало, наконец, нестерпимо скучно, и я
воскликнул.

– Послушайте, пусть это будет поступок,
которым я вас подвел под суд; пусть это будет
даже убийство: но ведь с помощью денег, что
угодно, можно исправить. Вот вам два золотых,
на которые вы можете накупить себе не только
гусей, но и богов.

– Прости меня, юноша, – заговорила Энотея,
лишь только увидела мое золото, – ведь я так
беспокоилась исключительно ради тебя. Это было
лишь доказательством моего к тебе
расположения, а вовсе не враждебности. Теперь

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector