ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 247

Взять хотя бы Хрисиду, которая от любви ко мне
совершенно потеряла голову и все время не дает
мне покою: она, та самая Хрисида, которая не так
давно, сводя меня со своей госпожей, презирала
меня как самого последнего раба потому что на
мне было рабское платье]. Хрисида, которая
прежде даже слышать о любви моей не хотела,
теперь готова жизнью рисковать, гоняясь за нею
[и уже клялась мне, когда говорила о силе своей
любви, что никогда меня не покинет. Но любовь
моя принадлежит всецело одной только Киркее.
Других женщин для меня более уже не
существует. И, действительно, разве может быть
что-либо красивее ее?] Разве Ариадна или Леда
обладали такой красотой? Что по сравнению с
ней и Елена? что – Венера? Если бы Парис, судья
спорящих богинь, увидел тогда рядом с ними
Киркею с лучистыми глазами, он отдал бы за нее
и Елену свою, и богинь в придачу. Если бы
только мне было позволено (еще раз) поцеловать
ее, (еще раз) прижать к себе ее небесную
божественную грудь, то, быть может, вернулись
бы силы и воспрянули бы части моего тела и
впрямь, пожалуй, усыпленные каким-то ядом.
Оскорбления меня не удручают.
Я не помню, что
был избит: что меня вышвырнули, считаю за
шутку. Лишь бы только снова войти в милость.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector