ПЛАТОН    ФЕДР    стр. 32

словно это все тот же человек. От стыда тот не
решается сказать, что стал другим и что не знает,
как выполнить клятвы и обещания, данные им,
когда он был под властью прежнего
[безрассудства. Теперь к нему вернулись ум и
рассудительность, так что он не способен стать
снова похожим на то, чем он был прежде, то есть
стать тем же самым, хотя бы он все еще совершал
то же самое. Вот почему прежний влюбленный
вынужден отречься и бежать: игральный черенок
выпал другой стороной, и влюбленный, сделав
крутой поворот, обращается в бегство. А прежний
любимец вынужден, негодуя и проклиная,
преследовать его, не поняв с самого начала, что
никогда не надо уступать влюбленному, который
Мнаверняка безрассуден, но лучше уступать тому,
кто не влюблен, да зато в здравом уме. Иначе
придется ему поддаться человеку неверному,
сварливому, завистливому, противному, вредному
для имущества, вредному и для состояния тела, а
еще гораздо более вредному для воспитания
души, ценнее которого поистине нет ничего ни у
людей, ни у богов. Все это надо учесть, мой
мальчик, и понимать, что дружба влюбленного
возникает не из доброжелательства, но словно
Мради насыщения пищей: как волки ягнят, любят
влюбленные мальчиков.

Так-то, Федр, позволь больше не занимать

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector