ПЛАТОН    ФЕДР    стр. 49

поднималась до подлинного бытия. Поэтому по
справедливости окрыляется только разум
философа: у него всегда по мере его сил память
обращена на то, чем божествен бог. Только
человек, правильно пользующийся такими
воспоминаниями, всегда посвящаемый в
совершенные таинства, становится подлинно
М совершенным. И так как он стоит вне
человеческой суеты и обращен к божественному,
большинство, конечно, станет увещевать его, как
помешанного, – ведь его исступленность скрыта
от большинства.

Вот к чему пришло все наше рассуждение о
четвертом виде неистовства: когда кто-нибудь
смотрит на здешнюю красоту, припоминая при
этом красоту истинную, он окрыляется, а
окрылившись, стремится взлететь; но, еще не
набрав сил, он наподобие птенца глядит вверх,
пренебрегая тем, что внизу, – это и есть причина
его неистового состояния. Из всех видов
исступленности эта – наилучшая уже по самому
своему происхождению, как для обладающего ею,
так и для того, кто ее с ним разделяет.
Причастный к такому неистовству любитель
прекрасного называется влюбленным. Ведь, как
уже сказано, всякая человеческая душа по своей
природе бывала созерцательницей бытия, иначе

[250] она не вселилась бы в это живое существо.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector