ПЛАТОН    ГОСУДАРСТВО    стр. 341

едино, да и все остальное тоже. Милейший, –
скажем мы ему, – из такого множества
прекрасных вещей разве не найдется ничего, что
может оказаться безобразным? Или из числа
справедливых поступков такой, что окажется
несправедливым, а из числа благочестивых –
нечестивым? – Да, эти вещи неизбежно окажутся
в каком-то отношении прекрасными и в каком-то
безобразными. Так же точно и остальное, о чем
ты спрашиваешь. – А многим вещам,
являющимся вдвое большими чего-либо, разве
это мешает оказаться в другом отношении вдвое
меньшими?

– Ничуть.

– А если мы назовем что-либо большим,
малым, легким, тяжелым, то разве для этого
будет больше оснований, чем для
противоположных обозначений?

– Нет, каждой вещи принадлежат оба
обозначения.

– Так будет ли каждая из многих названных
вещей преимущественно такой, как ее назвали,
или не будет?

– Это словно двусмысленность из тех, что в
ходу на пирушках, или словно детская загадка о
том, как евнух хотел убить летучую мышь: надо
догадаться, что он бросил и на чем летучая мышь

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector