ПЛАТОН    ПАРМЕНИД    стр. 16

во множестве раздельных вещей и таким образом
окажется отделенной от самой себя.

– Ничуть, – ответил Сократ, – ведь вот,
например, один и тот же день бывает
одновременно во многих местах и от этого
нисколько не отделяется от самого себя, – так и
каждая идея, оставаясь единою и тожественною,
может в то же время пребывать во всем.

– Вот так славно помещаешь ты, Сократ, –
сказал Парменид, – единое и тожественное
одновременно во многих местах, все равно, как
если бы, покрыв многих людей одною
парусиною, ты стал утверждать, что единое все
целиком находится над многими. Или смысл
твоих слов не таков?

М – Пожалуй, таков, – сказал Сократ.

– Так вся ли парусина будет над каждым, или
над одним – одна, над другим – другая ее часть?

– Над каждым будет только часть парусины.

– Следовательно, сами идеи, Сократ, делимы,

– сказал Парменид, – и причастное им будет
причастно лишь их части, и в каждом предмете
будет находиться уже не вся идея, а лишь часть
ее.

– По-видимому, так.

– Что же, Сократ, решишься ты утверждать,
что единая идея действительно делится у нас на

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector