ПЛАТОН    ПАРМЕНИД    стр. 57

14

М Парменид. Бытие, значит, разделено
между всем многочисленным существующим и
проникает собой все существующее, как самое
малое, так и самое большое? Впрочем нелепо
даже спрашивать об этом, не правда ли? Как, в
самом деле, бытие могло бы отделиться от чего
либо существующего?

Аристотель. Да, это нелепый вопрос.

Парменид. Следовательно, оно

раздроблено до последней возможности на самые
мелкие, на самые крупные и на всякие, вообще,
части, расчленено в наивысшей степени, и частей
бытия бесконечное множество.

М Аристотель. Ты прав.

Парменид. Итак, части бытия весьма
многочисленны.

Аристотель. Да, весьма многочисленны.
Пармонид. Что же, есть ли между ними какая
нибудь, которая была бы частью бытия, и в то же
время ни одною его частью?

Аристотель. Как же, в таком случае она
могла бы быть какою нибудь?

Парменид. Но напротив, если она
существует, то, полагаю я, пока она существует,
ей необходимо быть всегда одной какой либо

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector