ПЛАТОН    ПАРМЕНИД    стр. 101

Парменид. Но целое должно быть
единством, состоящим из многого; части и будут
его частями, потому что каждая из частей должна
быть частью не многого, но целого.

Аристотель. Как это?

Парменид. Если бы что либо было частью
М многого, в котором и само заключалось бы, то
оно, конечно, оказалось бы частью как себя
самого, – что невозможно, – так и каждой
единицы прочего, если только оно есть часть
всего многого. Но не будучи частью какой нибудь
единицы, оно будет принадлежать прочему,
исключая этой единицы, и, значит, не будет
частью каждой единицы; не будучи же частью
каждой, не будет частью ни одной [единицы]
многого. Если же оно не есть часть ни одной, то
невозможно ему быть чем нибудь – частью или
чем иным – по отношению к сумме таких
[единиц], ни для одной из которых оно не
является чем либо.

Аристотель. Очевидно, так.

Парменид. Следовательно, часть является
Iе] частью не многого и не всех [составляющих
его элементов], но некоторой одной идеи и
некоторого единства, которое мы называем
целым, ставшим из всех [элементов] законченным
единым; часть является частью такого целого.

Аристотель. Именно так.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector