ПЛАТОН    ПАРМЕНИД    стр. 104

мысленно отделить от него самое меньшее, что
только можем, – это отделенное, посколько и оно
не участвует в едином, не окажется ли неизбежно
множеством, а не единым?

Аристотель. Неизбежно окажется.

Парменид. Итак, если постоянно
рассматривать таким образом саму по себе
иную природу идеи,- то, сколько бы раз ни
сосредоточивать внимание на содержащемся в
ней, оно всегда будет оказываться беспредельным
по множеству.

Аристотель. Конечно, так.

Парменид. С другой же стороны, части,
М посколько каждая из них стала единой частью,
обладают уже пределом как между собой так и по
отношению к целому, и целое обладает пределом
по отношению к частям.

Аристотель. Именно так.

Парменид. Итак, другое, чем единое, как
оказывается, обладает тем свойством, что из
единого и его самого, после их совокупления друг
с другом, возникает в нем самом нечто иное, что
и создает предел между [частями и целым], тогда
как его природа сама по себе – беспредельность.

Аристотель. Очевидно.

Парменид. Таким образом, другое, чем
единое, и как целое, и в частях [с одной стороны]
беспредельно, [с другой] – причастно пределу.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector