ПЛАТОН    ПАРМЕНИД    стр. 107

отдельно от другого и другое не отдельно от
единого?

Аристотель. Что же из того?

Парменид. А то, полагаю, что наряду с
ними нет иного, которое было бы различно от
единого и различно от другого: ведь когда
М сказано единое и другое, – сказано все.

Аристотель. Да, все.

Парменид. Следовательно, больше нет
отличного от них, в котором единое и другое
могли бы находиться, как в тожественном.

Аристотель. Конечно, нет.

Парменид. Поэтому единое и другое
никогда не находят в тожественном.

Аристотель. Выходит, что нет.

Парменид. Следовательно, они –
отдельны?

Аристотель. Да.

Парменид. И мы утверждаем, что
поистине единое не имеет частей.

Аристотель. Как же ему иметь их?,

Парменид. Поэтому ни целое единое, ни
части его не могли бы находиться в другом, если
оно отдельно от другого и частей не имеет.

Аристотель. Как же иначе?

Парменид. Следовательно, другое никаким
М способом не могло бы участвовать в едином,
раз оно не участвует ни в части его, ни в целом.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector