ПЛАТОН    ПАРМЕНИД    стр. 112

в принадлежащим этому, в этих и во всех
таких. В самом деле, если бы оно не было
причастно чему нибудь и другим упомянутым
определениям, то не было бы речи ни об едином,
ни об отличном от единого, не было бы ничего
принадлежащего ему и ему свойственного и
ничего не говорилось бы о нем.

Аристотель. Правильно.

Парменид. Единому, конечно, не может
быть присуще бытие, коль скоро оно не
существует, но ничто не мешает ему участвовать
[161а] во многом, и это даже необходимо, коль
скоро не существует именно это единое, а не
какое либо другое. Правда, если ни единное, ни
это не будет существовать, и речь пойдет о чем
нибудь другом, то мы не в праве произнести нем
ни слова; но если предполагается
несуществование этого единого, а не какого либо
другого, то ему необходимо быть причастным и
этому и многому другому.

Аристотель. Именно так.

Парменид. Следовательно, у него есть и
неподобие по отношению к другому, потому что
другое, будучи отличным от единого, должно
быть инородным.

Аристотель. Да.

Парменид. А инородное не будет ли
чуждым?

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector