ПЛАТОН    ПАРМЕНИД    стр. 122

Аристотель. Никакого другого.

Парменид. Но что совершенно не
участвует в бытии, то не могло бы ни получать
его, ни утрачивать.

Аристотель. Как оно могло бы?

Парменид. А так как единое совершенно
не существует, то оно никаким образом не должно
ни иметь бытия, ни терять его, ни приобщаться к
нему.

Аристотель. Естественно.

Парменид. Следовательно, несущест
вующее единое не гибнет и не возникает, так как
оно никаким способом не участвует в бытии.

Аристотель. Очевидно, нет.

М Парменид. А, следовательно, и не
изменяется никак: в самом деле, претерпевая
изменение, оно возникало бы и гибло.

Аристотель. Правда.

Парменид. Если же не изменяется, то,
конечно, и не движется?

Аристотель. Конечно.

Парменид. Далее, мы не скажем, что нигде
не находящееся стоит, ибо стоящее должно быть
всегда в каком нибудь одном и том же месте.

Аристотель. В одном и том же. Как же
иначе?

Парменид. Таким образом, мы должны

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector