ПЛАТОН    ПИР    стр. 110

происшедшей битвы, за которую стратеги
присудили мне награду за храбрость, жизнь мне
И спас ни кто иной, как Сократ: он не захотел
оставить меня раненого [на поле битвы], спас
меня и мое оружие. Я и тогда, Сократ, советовал
стратегам присудить тебе награду за храбрость, и
тут ты ни в чем не можешь упрекать меня, не
будешь говорить, что я лгу. Так как стратеги,
считаясь с моим положением, хотели мне
присудить награду за храбрость, то ты еще
энергичнее стратегов настаивал на том, чтобы я
ее получил, а не ты. Стоило также, мужи,
посмотреть на Сократа, когда войско в бегстве

[221] отступало из-под Делия. Я служил тогда в
коннице, он в гоплитах. После того, как наше
войско рассеялось, он шел вместе с Лахетом.
Встретившись с ними, я тотчас, как увидел их,
побуждал их не бояться, говоря, что не брошу их.
Вот тут-то я и мог наблюдать Сократа еще лучше,
чем при Потидее – самому мне бояться было
нечего, так как я был на коне, – прежде всего,
И насколько он превосходил Лахета
присутствием духа. Затем мне вспоминаются
твои, Аристофан, слова и, мне кажется, Сократ и
там шествовал так же, как и здесь, в городе,
выступая горделиво, с устремленным по
сторонам взором, спокойно посматривая и на
друзей и на врагов. Всем и каждому издали было

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector