ПЛАТОН    ПРОТАГОР    стр. 67

А я сказал:

– Клянусь Зевсом, кстати случился Продик
при наших рассуждениях. Мудрость Продика,

[341] Протагор, есть, пожалуй, нечто издревле
божественное, пошла ли она от Симонида или от
еще более древних времен. А ты, опытный во
многом другом, в ней оказываешься неопытным,
не то что я, у меня именно в ней есть опыт, так
как я ученик вот этого Продика. Мне кажется, ты
сейчас не понимаешь, что слово трудно
Симонид, возможно, берет не в том значении, в
каком берешь его ты. Это вроде того, как по
поводу слова страшный тот же самый Продик
делает мне внушение всякий раз, когда я хваля
тебя (или кого другого), говорю, например:
Протагор – человек страшно мудрый. Тут
Продик спрашивает меня обычно, не стыдно ли
Ммне называть хорошее страшным. Потому что
страшное, говорит он, это дурное. Никто ведь не
говорит: страшное богатство, страшное

перемирие, страшное здоровье, но говорят о
страшной болезни, войне, бедности, так как
страшное – это зло. Так вот, может быть, и под
словом трудно кеосцы и Симонид тоже
подразумевают либо зло, либо что-нибудь другое,
тебе непонятное. Поэтому спросим Продика –
ведь о языке Симонида надо спрашивать именно
его: что же разумел Симонид под трудным,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector