ПЛАТОН    ПРОТАГОР    стр. 102

бы вы его ни называли: страхом или боязнью.

И Протагор и Гиппий согласились, что это и
боязнь, и страх, Продик же отвечал, что это
боязнь, но не страх.

– Это, Продик, неважно, – сказал я, – а вот
что важно: если верно сказанное раньше, то
захочет ли кто-нибудь из людей пойти на то, чего
он боится, когда он волен выбрать то, что не
страшно? Или это невозможно на основании того,
в чем мы согласились? Ведь нами признано, что
человек считает злом то, чего он боится, а того,
что считается злом, никто и не делает и не
принимает добровольно.

[359] и с этим все согласились.

– Раз все это, – сказал я, – положено у вас в

основу, Продик и Гиппий, то пусть Протагор
защищает перед нами правильность своих
прежних ответов – но не самых первых: тогда
ведь он утверждал, что из пяти частей
добродетели ни одна не подобна другой, но
каждая имеет свое собственное значение. Я
сейчас говорю не об этом, а о том, что он
высказал позже, когда стал утверждать, что
четыре из них довольно близки друг другу, а одна
М – именно мужество – очень сильно отличается
от других, в чем я будто бы могу убедиться
посредством следующего доказательства: Ты

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector