ПЛАТОН    ПРОТАГОР    стр. 107

то же время в высшей степени мужественные?

– Кажется мне, Сократ, – сказал Протагор, –
что ты упорно настаиваешь на том, чтобы я
отвечал; так и быть, сделаю тебе приятное и
скажу, что на основании прежде признанного мне
это кажется невозможным.

– Да ведь я спрашиваю обо всем этом,
сказал я, – только ради того, чтобы рассмотреть,
как обстоит дело с добродетелью и что такое –

[361] добродетель. Я знаю, если это будет
раскрыто, тогда всего лучше выяснится и то, о
чем каждый из нас держал столь длинную речь: я

– когда утверждал, что добродетели нельзя
научиться, ты же – когда утверждал, что можно.
И мне кажется, что недавний вывод наших
рассуждений, словно живой человек, обвиняет и
высмеивает нас, и, если бы он владел речью, он
бы сказал:

Чудаки вы, Сократ и Протагор! Ты,
утверждавший прежде, что добродетели нельзя
М научиться, теперь вопреки себе усердствуешь,
пытаясь доказать, что вс есть знание: и

справедливость, и рассудительность, и мужество.
Но таким путем легче всего обнаружится, что
добродетели можно научиться. Ведь если бы
добродетель была не знанием, а чем-нибудь
иным, как пытался утверждать Протагор, тогда
она, ясно, не поддавалась бы изучению; теперь

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector