ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 7

сделанное, придираются к похвальбе им. Если о твоем поступке лучше умолчать, они корят поступок; если ты не молчишь о том, что стоит похвалы, они обвиняют тебя са-мого.

(16) Есть еще особая причина, меня удерживающая. Я говорил эту речь не перед народом, а перед декурионами, и не на площади, а в курии5. (17) Боюсь оказаться не-последовательным: при моем выступлении я хотел избежать громкого одобрения и со-гласия толпы; теперь, издавая свою речь, я ищу его. А я ведь не пустил этот самый на-род, о котором заботился, на порог курии, чтобы не показалось, будто я перед ним как-то заискиваю; теперь же явно угодничаю даже перед теми, для кого мой дар имеет зна-чение только примера.

(18) Вот тебе причины моих колебаний; я послушаюсь, впрочем, твоего совета: твой авторитет заменит для меня размышления. Будь здоров.

9

Плиний Миницию Фрундану 1 привет.

Удивительно, как в Риме каждый день занят или кажется занятым; если же со-брать вместе много таких дней — окажется, ничего ты не делал. (2) Спроси любого: «Что ты сегодня делал?», он ответит: «Присутствовал на празднике совершеннолетия2, был на сговоре или на свадьбе3. Один просил меня подписать завещание4, другой за-щищать его в суде, третий придти на совет» 5. (3) Все это было нужно в тот день, когда ты этим был занят, но это же самое, если подумаешь, что занимался этим изо дня в день, покажется бессмыслицей, особенно если ты уедешь из города. И тогда вспом-нишь: «сколько дней потратил я на пустяки!»

(4) Так бывает со мной, когда я в своем Лаврентийском поместии что-то читаю или пишу или даже уделяю время на уход за телом: оно ведь поддерживает душу. Я и не слушаю и не говорю того, в чем пришлось бы потом каяться; (5) никто у меня нико-го не злословит; никого я не браню, разве что себя за плохую работу; ни надежда, ни страх меня не тревожит, никакие слухи не беспокоят; (6) я разговариваю только с со-бой и с книжками. О правильная, чистая жизнь, о сладостный честный досуг, который прекраснее всякого дела! море, берег, настоящий уединенный μουσεΐον6*,[6* храм Муз.] сколько вы мне открыли, сколько продиктовали!

(7) Оставь же при первой удобной службе этот грохот, пустую болтовню, неле-пейшие занятия; сохрани себя для литературы и предайся досугу! лучше ведь, по ост-роумному глубокомысленному слову нашего Атилия6, «ничем не заниматься, чем за-ниматься ничем». Будь здоров.

10

Плиний Аттию Клементу1 привет.

Никогда в нашем городе умственная жизнь так не била ключом, как сейчас: примеров тому много и они известны, но достаточно одного — я упомяну только фи-лософа Эвфрата 2. (2) Когда я юношей был на военной службе в Сирии3, я хорошо при-гляделся к нему у него в доме и постарался, чтобы он полюбил меня. Стараться, впро-чем, нужды не было: сам он идет навстречу, он доступен и полон той доброты, которой учит. (3) О, если бы я в той же мере осуществил надежды, которые он тогда возлагал на меня, в какой он возрос в своих добродетелях! Или я сейчас им удивляюсь больше потому, что больше их понимаю. (4) И сейчас, впрочем, понимаю не вполне: как о ху-дожнике, скульпторе, резчике может судить только мастер, так и мудреца может по-стичь только мудрец.

(5) В Эвфрате, насколько мне дано судить, много черт выдающихся и блестя-щих; даже на людей мало образованных они производят впечатление. В его рассужде-ниях есть тонкость, основательность, изящество; часто даже что-то от Платоновой вы-

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector