ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 9

он был молод и силен, он побеждал болезнь, одолевая ее жизнью воздержанной и чис-той; в последнее время, когда со старостью она усилилась, выносил ее с помощью сил душевных, хотя страдания были невероятные и пытки жесточайшие. (6) Боль уже не сидела только в ногах, а ходила по всем членам. Я посетил его при Домициане, когда он лежал у себя в пригородной вилле. (7) Рабы вышли из спальни; таков уж был у него порядок: когда приходил близкий друг, то все удалялись, даже жена, хотя она умела свято хранить любую тайну. (8) Он огляделся кругом: «Как ты думаешь, почему я так долго терплю такую муку? Да чтобы хоть на один день пережить этого грабителя» 4. Дай этому духу тело, столь же сильное, и он выполнил бы то, чего хотел 5.

Бог услышал его молитву. Она исполнилась: он спокойно ожидал смерти, чув-ствуя себя свободным, и оборвал то многое, что привязывало его, но уже слабо, к жиз-ни. (9) Болезнь росла, он старался смягчить ее воздержанием, но перед ее упорством дрогнула его стойкость. Прошел второй день, третий, четвертый, он ничего не ел. Же-на его, Гиспулла 6, послала ко мне общего нашего друга Геминия со скорбной вестью: Кореллий решил умереть, он не склоняется к мольбам ни ее, ни дочери, и я единствен-ный человек, который может вернуть его к жизни. (10) Я кинулся к нему и был уже со-всем близко, когда Юлий Аттик7 сообщает мне со слов той же Гиспуллы, что и я ниче-го не добьюсь: он все прочнее утверждается в своем намерении; «κέκρικα»7*,[7* я ре-шил.] — сказал он врачу, поднесшему пищу. Это слово оставило в душе моей столько же восхищения, сколько и тоски.

(11) Я думаю о том, какого друга, какого человека я лишился. Ему исполнилось шестьдесят лет: даже для очень крепких людей это срок длинный — знаю; он избавил-ся от хронической болезни — знаю; он умер, оставив близких живыми, здоровыми, а государство, которое было ему дороже всех, в благополучии — и это знаю. (12) И все же я горюю о нем, как о юноше, как о человеке полном сил, горюю (можешь считать меня малодушным) ради себя. Я ведь потерял человека, следившего за моей жизнью, потерял вожатого и учителя. Коротко говоря, скажу то же, что в своем горе сказал сво-ему другу Кальвизию8: «боюсь, что не буду так внимателен к своей жизни»9. (13) По-этому не утешай меня; «он был стар, был немощен» (это я ведь знаю). Найди что-нибудь новое, что-нибудь сильное, о чем я никогда не слыхал, никогда не читал. То, что я слыхал, о чем читал, само собой приходит мне на ум, но перед таким горем это бессильно. Будь здоров.

13

Плиний Созию Сенециону 1 привет.

Большой урожай поэтов в этом году; в апреле не было почти ни одного дня без публичных чтений. Я радуюсь оживлению литературной деятельности 2 и выступлени-ям талантливых людей, публично о себе заявляющих. Слушатели, однако, собираются лениво. (2) Большинство сидит в портиках3, тратит время на болтовню и время от вре-мени приказывают сообщить себе, вошел ли чтец, произнес ли вступление, свернул ли уже значительную часть свитка. Только тогда они собираются, и то медленно, с за-держками и уходят, не дожидаясь конца, — одни тайком и прячась, а другие свободно, без стеснения.

(3) Клянусь Геркулесом, отцы наши помнили, как император Клавдий, прогули-ваясь однажды по Палатину, услышал гул одобрения; спросил в чем дело и, узнав, что Нониан4 читает свое произведение, вошел, нежданно-негаданно для чтеца. (4) Теперь любой бездельник, которого уже давным-давно пригласили, неоднократно напоминали о приглашении, или вовсе не приходит, а если приходит, то именно потому, что день не потерян, он и жалуется на его потерю. (5) Поэтому особого одобрения и признания заслуживают писатели, которым не мешает работать пренебрежительное равнодушие слушателей.

Я бывал почти на всех чтениях5; большинство авторов, правда, мои друзья; нет

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector