ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 30

(12) ’Αλλα τι διατείνομαι 9*8; [9* Зачем я надрываюсь.] в том государстве, где уже давно низость и бесчестность награждены не меньше, нет, больше, чем высокие качества? (13) Посмотри на Регула: жалкий бедняк, какого богатства достиг он подло-стью. Он сам рассказывал мне, что, желая узнать, скоро ли будет у него полных шесть-десят миллионов, он обнаружил в жертве двойные внутренности9. Это знаменье обе-щало ему и сто двадцать. (14) Они у него и будут, если он будет диктовать завещате-лям их завещания. Гнуснейшая форма обмана! Будь здоров.

КНИГА III

Плиний Кальвизию Руфу1 привет.

Не знаю, проводил ли я когда-нибудь время приятнее, чем недавно у Спурин-ны2. Вот кто был бы мне образцом в старости, доживи я до нее! Какая размеренная жизнь! (2) Строгая неизменность в движении светил и порядок в жизни людей, осо-бенно старых, радуют меня одинаково… Можно мириться с беспорядочной сумятицей в жизни юноши, старикам к лицу спокойная упорядоченная жизнь: напрягать свои си-лы поздно, добиваться почестей стыдно.

(3) Правило это Спуринна соблюдает неукоснительно3; даже мелочи (но из ме-лочей складывается весь строй жизни) сменяются по порядку, как бы совершая круго-ворот. (4) Утром он остается в постели, во втором часу4 требует башмаки и совершает пешком прогулку в три мили5; и тело и душа после нее бодрее. Если с ним друзья, то завязывается беседа о предметах высоких; если никого нет, то ему читают, читают иногда в присутствии друзей, если их это чтение не тяготит. (5) Затем он усаживается; опять книга и беседа, которая содержательнее книги; потом садится в повозку, берет с собой жену (женщину примерную) или кого-либо из друзей, недавно меня. (6) Как прекрасна, как сладостна эта беседа с глазу на глаз! сколько в ней от доброго старого времени! О каких событиях, о каких людях ты услышишь! какими наставлениями про-никнешься! Хотя он по скромности и поставил себе правилом не выступать в роли на-ставника. (7) Проехав семь миль, он опять проходит пешком милю, опять садится или уходит к себе в комнату писать. Он пишет на обоих языках изысканные лирические стихи: такие сладостно приятные, веселые! Нравственная чистота автора придает им еще большую прелесть6. (8) Когда приходит час бани (зимой это девятый, летом вось-мой), он, если нет ветра, ходит на солнце обнаженным, затем долго с увлечением гоня-ется за мячом: он борется со старостью и таким упражнением7. Вымывшись, он ложит-ся ненадолго перед едой и слушает чтение какой-нибудь легкой и приятной вещи. В течение всего этого времени друзья его вольны или делить время с ним, или занимать-ся чем угодно. (9) Подается обед, изысканный и в то же время умеренный, на чистом8 старинном серебре; есть и коринфская бронза9, которой он любуется, но не увлекается. Часто обед делают еще приятнее разыгранные комические сценки; вкусная еда при-правлена литературой10. Обед захватывает часть ночи даже летом и никому не кажется долгим: так непринужденно и весело за столом. (10) И вот следствие такой жизни: по-сле семидесяти семи лет ни зрение, ни слух у него не ослабели, он жив и подвижен; от старости у него только рассудительность.

(11) Такую жизнь предвкушаю я в желаниях и раздумиях, в нее жадно войду, как только возраст позволит пробить отбой. А пока меня изводит тысяча дел, и тот же Спуринна мне утешение и пример. (12) Он, пока этого требовал долг, исполнял пору-чения11, нес магистратуры, управлял провинциями и долгим трудом заслужил этот от-дых. И я назначаю себе тот же путь и ставлю тот же предел, в чем тебе и даю под-писку: если тебе покажется, что я перешел его, зови меня в суд с этим моим письмом и вели идти на отдых, если упрекнуть меня в лени будет уже нельзя. Будь здоров.

2

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector