ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 59

другое втайне, а кроме того одаривать человека состоятельного и бездетного чести не делает 4. А главное, если я отдам свою часть, ему это на пользу не будет: будет на пользу, если я отступлюсь 5. Я готов отступиться, если мне станет ясно, что он лишен наследства несправедливо6. (4) Он мне: «расследуй, пожалуйста». Я, немного помед-лив, говорю: «хорошо! почему мне считать себя хуже, чем я тебе кажусь. Теперь, од-нако, запомни: у меня хватит твердости, если так подскажет совесть, высказаться за решение твоей матери». — (5) «Как ты захочешь. Ты ведь захочешь того, что справед-ливо».

Я пригласил на совет двух наиболее уважаемых тогда в Риме людей, Коррелия и Фронтина7; они уселись в моей комнате, я между ними. Куриан сказал все, что, по его мнению, говорило за него. (6) Я кратко ответил (никого другого не было, чтобы вступиться за честь умершей), затем удалился и объявил решение совета: «У матери твоей, Куриан, были основательные причины гневаться на тебя».

После этого он подал в суд центумвиров на всех наследников, кроме меня. (7) Приблизился день суда. Мои сонаследники хотели все уладить и сговориться с Куриа-ном: в правоте дела они не сомневались, страшным было время. Боялись, как бы не выйти из суда центумвиров уголовными преступниками8; видели ведь, что так случа-лось со многими.

(8) А среди них были люди, которых можно было упрекнуть в дружбе с Гратил-лой и Рустиком9. Меня попросили поговорить с Курианом.

(9) Мы встретились в храме Согласия10. «Если бы мать завещала тебе четвертую часть своего состояния, мог бы ты жаловаться? а если бы назначила наследником всего имущества, но израсходовала на легаты11 столько, что у тебя больше четвертой части и не осталось? поэтому пусть с тебя будет довольно, если ты, лишенный наследства ма-терью, получишь четвертую часть его от ее наследников, а я к ней еще прибавлю. (10) Жалобы на меня ты не подавал, уже прошло два года, и я владею всем по праву поль-зования, но чтобы ты стал сговорчивее с моими сонаследниками, и уважение ко мне не обошлось тебе дорого, я предлагаю с моей стороны столько же». Наградой мне была не только спокойная совесть, но и добрая слава. (11) Этот самый Куриан оставил мне ле-гат, и поступок мой (может, я льщу себе) отметил почетным определением, как дос-тойный древних времен.

(12) Я написал тебе об этом потому, что я привык говорить с тобой как с самим собой обо всем, что меня радует или огорчает, а затем я подумал, что жестоко лишать такого любящего друга удовольствия, которое я испытываю сам. (13) Я ведь не на-столько мудр, чтобы считать безразличным, получат ли признание и одобрение мои поступки, которые, по-моему, мне к чести. Будь здоров.

2

Плиний Кальпурнию Флакку1 привет.

Я получил прекраснейших дроздов2, счесться за которые не могу ни тем, что у меня есть в Лаврентинуме из города, ни тем, что есть в море: погода бурная3. (2) По-этому ты получишь только письмо, от которого нет никакого толка, откровенно небла-годарное, притом от человека, даже не взявшего в пример при обмене подарками лов-кого Диомеда4. Ты по своей доброте окажешь мне милость, особенно за признание в том, что ее не стою. Будь здоров.

3

Плиний Титию Аристону1 привет.

Многие услуги твои были мне приятны и дороги, но больше всего одолжил ты меня своим решением не скрывать случившейся у тебя долгой и содержательной бесе-ды о моих стихах. Она затянулась, потому что мнения оказались разные; были люди, которые не осуждали самих произведений, но по-дружески прямо упрекали меня за то, что я и писал такое и рецитировал2.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector