ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 60

(2) Я еще увеличу мою вину, ответив таким образом: «Я пишу иногда, да, пишу вольные стихи, я слушаю комедии, я и смотрю мимы, и читаю лириков, и понимаю по-этов, писавших во вкусе Сотада3. А еще я шучу, забавляюсь; все эти виды невинного отдыха можно охватить в одной формуле: «я — человек»».

(3) Я не огорчаюсь этим мнением о моей нравственности тех, кто, не зная, что такие стихи часто писали люди очень образованные, очень чистые и уважавшие себя, удивляются этим моим писаниям. (4) От тех же, кому известно, каким писателям я следую, я надеюсь легко получить разрешение заблудиться вместе с теми, подражание кому не только в серьезном, но и в пустяках стоит одобрения. (5) Побояться (я не назо-ву никого из живых, чтобы не оказаться заподозренным в лести), что мне неприлично то, что было прилично Цицерону, Кальву, Азинию Поллиону, Мессале, Гортензию, Бруту, Сулле, Катуллу, Сцеволе, Сервию Сульпицию, Варрону, Торквату, нет Торква-там, Меммию, Лентулу Гетулику, Сенеке и нашему современнику Вергинию Руфу?4 Если недостаточно примера частных лиц, назову божественного Юлия, божественного Августа, Нерву, Тиберия, Нерона миную, хотя и знаю, что чистое не становится хуже, если иногда им займутся люди плохие; вообще же оно удел хороших: тут первыми на-до поставить Вергилия, Корнелия Непота и предшественников их, Акция и Энния; они не сенаторы, но высота нравственного облика зависит не от звания5.

(7) Я, правда, рецитирую, а делали они это или нет, я не знаю. Но их удовлетво-ряла собственная оценка: у меня нет такой уверенности в себе, чтобы считать совер-шенным то, что мне нравится. (8) Рецитирую по следующим причинам: во-первых, ав-тор из страха перед слушателями старательнее займется своими писаниями, а затем в местах для него самого сомнительных он поступит как бы по решению совета6.

(9) Много замечаний получит он от многих, а если и не получит, то он проник-нет в мысли каждого, наблюдая за выражением лица, глаз, за кивками, движением ру-ки, глухим шумом, молчанием; по этим явным признакам отличают настоящее сужде-ние от любезных слов. (10) Поэтому, если кому-нибудь из присутствующих захочется прочесть то, что я рецитировал, он увидит кое-какие изменения или пропуски, сделан-ные, может быть, как раз по его суду, хотя сам он ничего мне и не говорил. (11) Я вы-ступаю словно перед приглашенными к себе друзьями7; иметь большое число их мно-гим во славу и никому не в укор. Будь здоров.

4

Плиний Юлию Валериану1 привет.

Дело незначительное, но начало значительного. Соллерт2, преторий, обратился к сенату за разрешением ему устроить у себя в имении рынок. Послы вицетинцев вы-ступили против: адвокатом их был Тусцилий Номинат; дело отложили3. (2) На другое заседание сената вицетинцы явились без адвоката и заявили, что они обмануты, — оговорились ли они? действительно ли так думали? На вопрос претора Непота, кому поручили они свое дело, они ответили, что тому же, кому и раньше; на вопрос, высту-пал ли он даром, ответили, что за шесть тысяч; давали еще что-нибудь? сказали, что тысячу динариев4. Непот потребовал явки Номината. (3) Пока все, но насколько я могу предсказывать, дело пойдет далеко: в большинстве случаев стоит только тронуть, по-шевелить — и пошло, пошло ползти все дальше и дальше.

(4) Ты навострил уши благодаря мне. Проси подольше, поумильнее, чтобы уз-нать остальное, если только ты сам раньше не явишься в Рим; предпочтешь все сам ви-деть, а не только читать об этом. Будь здоров.

5

Плиний Новию Максиму1 привет.

Меня известили о смерти Г. Фанния2: известие это повергло меня в глубокую

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector