ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 61

печаль, во-первых, потому, что я любил этого выдающегося, красноречивого человека, а затем я привык прислушиваться к его суждениям. Был он наблюдателен от природы, от опыта сведущ, правду резал напрямик. (2) И еще мучит меня несчастье, с ним слу-чившееся: он умер со старым завещанием, в котором нет тех, кого он очень любил, и одарены люди, его ненавидевшие3. И это, впрочем, перенести можно; тяжелее то, что он оставил незаконченным прекрасное начинание. (3) Он был завален работой в суде, но находил время писать о последних днях людей, убитых или сосланных Нероном4, и уже закончил три книги, основательные, правдивые, по стилю среднее между историей и речью5. Он тем более хотел закончить остальные, что изданные читали и перечиты-вали. (4) Мне всегда кажется жестокой и преждевременной смерть тех, кто готовит не-что бессмертное. Люди, преданные наслаждениям, живут будто одним днем: кончи-лось сегодня — и нет причин жить, те, кто думает о будущих поколениях и хочет жить в своих произведениях, умирают всегда преждевременно, потому что смерть всегда обрывает у них что-то начатое. (5) Г. Фанний уже давно предчувствовал то, что случи-лось. Ему приснилось, что он в ночной тиши лежит в своей постели в позе занимающе-гося человека, а перед ним как обычно стоит ящик со свитками; вдруг, представилось ему, вошел Нерон, уселся на ложе, вынул первую уже опубликованную книгу о своих преступлениях, дочитал ее до самого конца, то же самое сделал со второй и третьей, а затем ушел. (6) Фанния в страхе истолковал это так: писание его закончится на той же книге, на которой и чтение Нерона. Это и сбылось6.

(7) Я ухожу мыслями в прошлое, и скорбное сожаление охватывает меня: сколько бессонных часов, сколько труда потратил он даром. И я представляю себе соб-ственную смертность, свои писания. Не сомневаюсь, что и ты от тех же мыслей в стра-хе за свои незаконченные работы. (8) Постараемся же, пока нам дана жизнь, чтобы смерти досталось как можно меньше того, что она сможет уничтожить. Будь здоров.

6

Плиний Домицию Аполлинарию 1 привет.

Я оценил твою заботливую любовь: услышав, что я собираюсь летом к себе в этрусское имение2, ты уговариваешь меня не ехать, считая эти места нездоровыми. (2) Побережие Этрурии действительно заражено и губительно, но мое имение далеко от-ступило от моря: оно лежит у подножия Апеннин, а эти горы по климату самые здоро-вые. (3) А чтобы ты отложил всякий страх за меня, послушай, какой здесь мягкий кли-мат, как расположена местность, сколько удобств в самой вилле. Тебе будет приятно слушать, а мне рассказывать.

(4) Зимой здесь очень холодно: мирты, маслины и прочие деревья, которые хорошо идут там, где всегда тепло, здесь не примутся; лавр растет и бывает даже очень красив, но порой гибнет, правда не чаще, чем у нас под Римом. (5) Лето удивительно мягкое, в воздухе всегда какое-то движение, чаще от ветерков, чем от ветров. (6) По-этому многие доживают здесь до старости; ты увидишь молодых людей, чьи деды и прадеды еще живы; услышишь старые сказки и язык, которым говорили наши предки; ты почувствуешь здесь, что родился в другом веке.

(7) Общий вид местности прекрасный: представь себе огромный амфитеатр, та-кой, который может придумать только природа. Широко раскинувшаяся равнина опоя-сана горами, вершины которых покрыты высокими старыми рощами. (8) Охота там за-нятие обычное, дичь разнообразная. Дальше спускаются по горе леса, откуда берут ли-стья на корм скоту3; между ними холмы с жирной почвой (если даже будешь искать здесь камни, вряд ли они попадутся), плодородием не уступающие полям на равнине; обильная жатва тут ничуть не хуже, только вызревает позднее. (9) Ниже по всему бо-ковому склону сплошные, широко и далеко раскинувшиеся виноградники представля-ют вид однообразный; по краю они как бы окаймлены деревьями, по которым вьются лозы. (10) Дальше идут луга и поля — поля, которые могут поднять только очень

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector