ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 64

туда, куда их направила рука садовника; они поливают то одну часть парка, то другую, а иногда весь парк целиком.

Я бы многое пропустил, чтобы не показаться болтливым, но я поставил целью обойти с тобой в этом письме все уголки. (41) Я не боялся, что ты устанешь читать о том, на что можно глядеть не уставая, тем более, что при желании ты можешь пере-дохнуть и отложить письмо. А кроме того я отдался своей любви: я люблю то, что поч-ти целиком создал сам или что усовершенствовал. (42) А главное (почему не открыть тебе свою мысль, правильную или ошибочную?), я считаю первой обязанностью писа-теля прочесть свое заглавие и не раз спросить себя, о чем он собирается писать. Если он крепко держится своего сюжета, длиннот у него не будет, и их окажется множество, если он станет что-то еще набирать и притягивать. (43) Ты видишь, в скольких стихах Гомер, в скольких Вергилий описывают оружие — один Энея, а другой Ахилла15 — оба они кратки, ибо заняты выполнением задуманного. Ты видишь, что Арат16 не про-пускает самых маленьких звезд и о них рассказывает и, однако, лишнего у него нет: он не отклоняется в сторону и работает над своей темой. (44) Так же и мы, «если малое можно сравнивать с большим»17: если, пытаясь представить твоим глазам свою виллу, мы не говорим ничего, не относящегося к теме, то велико не письмо, занятое описани-ем, а вилла — предмет этого описания.

Вернемся, однако, к началу: да не упрекнут меня за слишком длинное отступле-ние, справедливо обвиняя в нарушении собственного правила. (45) Я привел тебе при-чины, по которым предпочитаю мое этрусское поместье виллам под Тускулом, Тибу-ром и Пренесте18. Кроме того, о чем я уже сказал, отдых здесь вернее, глубже и полнее; тога вовсе не нужна, по соседству никого, кто бы пригласил к себе; всюду мир и покой вдобавок к здоровой местности, ясному небу, прозрачному воздуху. (46) Там я здоро-вее всего и душой и телом: занятиями я укрепляю душу, охотой — тело. Мои люди19 нигде не чувствуют себя лучше: до сих пор из тех, кого я поселил здесь, я не потерял ни одного (в добрый час сказать). Да сохранят мне только боги и на будущее эту ра-дость и добрую славу этому месту. Будь здоров.

7

Плиний Кальвизию Руфу1 привет.

Известно, что город нельзя ни назначить наследником, ни что-то ему выделить. Сатурнин2, оставив нас наследниками, завещал нашему городу четвертую часть своего состояния, а затем вместо этой части выделил четыреста тысяч. Распоряжение это, ес-ли считаться с тем, что говорит закон, не имеет никакой силы; если с волей умершего — то оно имеет всю силу закона. (2) Для меня же воля умершего (боюсь, как встретят мои слова опытные законоведы) 3 важнее закона, а желание его одарить наш родной город и тем более. (3) Неужели городу, которому я выделил своих миллион шестьсот тысяч сестерций, я откажу в четырехстах тысячах, составляющих чуть больше трети этого случайного дохода?

Я знаю, ты не возмутишься моим решением: ты ведь любишь этот самый город как хороший его уроженец. (4) Пожалуйста, на ближайшем собрании декурионов ука-жи им на закон, но мимоходом, не подчеркивая, и затем добавь, что мы им предлагаем четыреста тысяч, выделенных Сатурнином: это его дар, его щедрота; пусть нас назы-вают только исполнителями его воли.

(5) Я не потрудился писать официально, памятуя, что ты и по долгу дружбы и по собственной рассудительности обязан и можешь действовать за нас обоих, а затем я побоялся, что покажется, будто я сбился в письме с того умеренного тона, который те-бе легко сохранить в речи: (6) тут многое скажут и выражение лица, и жесты, и самый голос; письму отказано в этих пособниках; оно целиком предоставлено зложелательст-ву истолкователей. Будь здоров.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector